Логин: Пароль: Гламурный поход
/ Крым / Страницы / Походы / Гламурный поход. Часть третья.

Гламурный поход. Часть третья.

Автор: Екатерина Трандафилова

Осторожно! Ненормативная лексика

Сегодня же 1 Мая! Я всем сообщила, что если вчера мы просто шли, то сегодня это первомайская демонстрация. У Полины был желто-голубой флаг. Лозунг в голову пришел только один «Мир, секс, май», потом был переделан под «Крым, секс, май». Воронов ехидно спросил, сможем ли мы его с Полиной проскандировать, проходя мимо других туристов. Ха,  запросто, и не один раз!

Изображение удалено

В этот раз мы пробирались сквозь какие-то колючие кусты. Я размышляла на тему зарождения нового подвида «Катя Трандафилова Полосатая», да.

До деревни Родниковое доехали на машине.. Проезжая мимо живописных полей с коровами, мы с Полиной пели чудную песенку «Далеко, далеко на лугу пасутся ко…» Я вдруг поняла, что из машины все не так красиво. Остановились возле красивой лужайки, где паслись кони. Андрей и Саша пошли за продуктами, оставив рюкзаки. Рюкзак Воронова я чуть не уронила в конское… конскую лепешку. Потом мы его с Полиной взяли за лямки и оттащили под дерево. Когда он вернулся, мы ему доложили, что рюкзак его, как трупик, мы донесли бережно. Трупик Воронова. Он выразил надежду, что раз к рюкзаку, как трупику, отнеслись внимательно, то в случае чего, и с оригиналом обойдемся так же.

Шли недолго, ведь мне надо было возвращаться на следующий день. Народу вокруг было много, все поздравляли с праздником.  В нашем лагере Лебедь развесил флажки. Приготовили плов под его чутким руководством. Я замерзла и решила сходить с Вороновым за дровами. Добросовестно собрала все палки по пути. Когда мы вернулись к костру, Андрей во всеуслышание провозгласил, что Катя очень хорошо собирает дрова. Поколебавшись секунду и вспомнив, что Воронов никого не хвалит, я все-таки решила, что это комплимент, ага. Мне главное, что я согрелась.

Потом я все-таки решила задать вопрос, который меня давно занимал:
— Андрей, почему ты всегда такой ехидный?
— Тебе показалось, не всегда.
— Часто! У тебя интонации ехидные.
— Боюсь, ты приписываешь мне то, чего нет на самом деле. Мужчины — они прямые, без контекста. Как думают, так и говорят.
— Все равно, ты какой-то… неласковый! (хотела сказать «недобрый», а так что-то не то получилось).
— Ну, хорошо, я буду стараться… Деточка.
Доспрашивалась.

И тут они достали шампанское! С ума сойти — в горах шампанское в честь 1 Мая! Пока мы пили, я смотрела, на цветочки, наклеенные на шлепанцы, и вспомнила, что у Полины есть супер-клей. Отодрав цветочки, я тихонько поделилась с Полиной своим планом.  Мы отошли к палатке, взяли рюкзак Воронова и наклеили цветочки клеем на застежки на самом видном месте. Полина так старалась, что чуть не приклеилась туда же. Вернулись к костру и невинно сказали Андрею, что у него чехол от палатки валяется, лучше его в рюкзак убрать. Ошеломленное «еб твою мать» Воронова прозвучало как музыка в наших ушах. А Полина радовалась весь остаток похода, глядя на дело рук наших.

Лебедь пошел посмотреть на соседний лагерь. Вернувшись, он возмущался, что у них горит аж три костра! Все воскликнули «Вот суки ебаные!» И только я сказала «суки нерациональные»  Как они на меня накинулись! Видите ли, их термин более емкий! А мой — более конкретный! Я сказала, что их обструкции — следствие  интеллектуальной дискриминации, вызванной алкогольным опьянением. И ушла с Сашей собирать дрова.

Утром я проснулась самая первая. Поколебавшись, я решила развести костер, мой первый костер. Почти получилось. Но тут пришел Воронов, добавил «пару стратегических поленьев» по его словам, чем почти испортил мой триумф. Мог бы еще поспать! Но я все равно чувствовала себя почти Прометеем, хранительницей очага, несмотря на обожженный палец, потраченный запас туалетной бумаги и испачканные цивилизованные джинсы, в которых собиралась идти обратно. Умываясь, я подсчитала убытки: ногти обломаны, руки ободраны, нос обгорел, кожа обветрилась, любимый штопор потерян. Никакого гламура, но это не расстраивало.

Собираясь обратно, я отметила, что все белые носки мутировали и превратились в каких-то свиней, что почему-то очень порадовало Воронова. Рюкзак, без еды, вина и воды, был просто смешной. Правда, мне всучили мусор, вместе с пустой бутылкой от шампанского, который я забыла сразу выкинуть и несла еще полтора часа до деревни.

В Симферополе я пошла покупать еду, увидела пирожные, купила три штуки. Одно съела, не выходя из магазина, вернулась и купила еще два. Когда я заходила в вагон, навстречу мне по узкому проходу шли три или четыре мужика. Я нахально велела им возвращаться, потому что я с рюкзаком назад не пойду. Они покорно развернулись и пропустили меня (потом я вспомнила, как даже боялась взглянуть на пассажиров в метро, которые стояли рядом и которых я толкала своим рюкзаком). В поезде очень удивилась чаю, который достался всего за полторы гривны, и не надо было собирать дрова и ходить за водой. Лежа в чистой постели, я написала смс Полине: «Лежу на сухой и чистой простыне. Хочу обратно к вам, в неуют и холод».

Дома организм, который дисциплинированно вел себя в походе, не подавая признаков голода, начал постоянно требовать еду, я ничего не могла с собой поделать. Даже купила сгущенку. А за обедом в кафе вдруг заметила, что салат я ем ложкой :-). На каблуках пришлось учиться ходить заново, за пять  дней отвыкла совсем. И какого черта я их покупала такие высокие?!

P.S. Когда вернулись Андрей и Полина, они торжественно вручили мне отросток плюща, заботливо выкопанный с землей и сложенный в обрезанную бутылку, которую Краб специально для этого сплющил на огне :-) (сплющил для плюща :-)). Так что я беру назад свои слова про бестактных умников, потому что сей факт поразил меня в самое сердце. И пробку от бутылки тоже мне вручили. Оказывается, они поздно спохватились, у них была идея собрать все пробки и сделать мне бусы, дизайнеры, блин.

16 июня 2010

Комментировать |

Права на документ принадлежат автору, указывайте ссылку при цитировании

2008—2021 © Qrim.ru: Республика Крым
Рейтинг@Mail.ru Каталог крымских сайтов